ТЕМА 3. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ЕГО НАУКИ

Международно-правовой науке известно в основном два подхода к проблеме периодизации процесса развития между­народного права: один из них — “хронологический” — состоит в подразделе­нии этого процесса на отдельные этапы, образующие в своей совокупности единую цепь большей или меньшей протяженности во времени; другой вы­ражается в попытках обосновать связанность указанного процесса с законо­мерностями, выводимыми из установок идеологического либо даже сугубо политического порядка и базирующимися на теологических, философских или же классовых догматах.

Долгие годы отечественная доктрина международного права придержи­валась позиции, согласно которой “научная периодизация истории междуна­родного права опирается на марксистско-ленинское учение об исторических типах государства, соответствующих определенным классовым обществен­но-экономическим формациям” Из такой посылки делался вывод о том, что в определенные конкретные периоды развития цивилизации существова­ли и функционировали в качестве самостоятельных рабовладельческое, феодальное, буржуазное, а затем и социалистическое международное право Ут­верждалось, что каждая из этих правовых систем, якобы характеризовавшая­ся принципиальными отличиями от всех других, уступала свое место на исторической сцене другой, что сопровождалось ликвидацией всего арсенала юридических норм, принципов и институтов, образовавшихся в предыду­щую эпоху, и возникновением новых по своей социальной сущности между­народных отношений, а также “соответствующего им международного права с новыми принципами и институтами”.

Постепенное осознание международниками-теоретиками наличия органической связи между различными этапами развития человеческой истории и всеми ее компонентами, включая юридические средства регулирования международных отношений, повлекло за собой изменение изложенной вы­ше позиции. Такое изменение выразилось в разработке концепций, бази­рующихся на “хронологическом” подходе к периодизации международного права с учетом современного уровня знаний относительно того, как оно возникло, обогащало свой нормативный потенциал, совершенствовало мето­ды регулирования правоотношений различных видов, охватывая все новые и новые области межгосударственной деятельности. Представляется вполне оправданным, что концепция, принятая за основу периодизации в данном практикуме, поскольку она обобщает многие попытки подобного рода, ис­ходит из подразделения истории международного публичного права на че­тыре периода: 1-й — международное, право Древнего мира, 2-й — международ­ное право Средневековья, 3-й — международное право Нового времени или “классическое международное право”, 4-й — международное право Новейше­го времени или современное международное право.



Характеризуя 1-й и 2-й периоды истории развития международного пра­ва, можно выделить, в числе прочих, такие основные черты возникавших то­гда (4000 г. до н. э.— 476 г. н. э. и 476 — 1648 гг.) межгосударственных юриди­ческих норм, принципов и институтов как их “обычный” характер и регио­нализм, что объясняется главным образом влиянием на международные от­ношения факторов географического порядка, затруднявших или вовсе ис­ключавших возможности вступления государств в регулярное и тесное об­щение. Несмотря на это, нельзя не обратить внимания на поразительное сходство формировавшихся в те эпохи в разных концах мира — на Дальнем Востоке, в Южной Азии, на Ближнем Востоке, в Средиземноморье (Балкан­ский и Апеннинский полуострова) — комплексов общеобязательных правил поведения в части ведения внешних сношений (неприкосновенность по­слов, покровительство иностранным купцам, дипломатический этикет), за­ключения межгосударственных соглашений (становление порядка их выра­ботки и единообразной структуры, установление гарантий выполнения, формирование принципа неукоснительного соблюдения их предписаний — “пак­та сунт серванда”, а также порядка прекращения их действия), гуманизации средств и способов ведения военных действий, мирных средств улаживания международных споров (посредничество, арбитраж), заключения межгосу­дарственных союзов в целях поддержания мира и безопасности (симмахии, амфиктионии, фратрии городов-полисов Древней Греции), ведения торго­вых сношений, порядка оформления начала и окончания войны и др.1.

В период средневековья нормативный массив международного права продолжал пополняться общеобязательными правилами для регулирования процедуры заключения международных договоров (устная и письменная форма, единый “дипломатический” — латинский — язык, многообразие объ­ектов, подпадающих под конвенционное регулирование), мирного улажива­ния споров между государствами (арбитраж с участием представителей церкви или светских властей), положения послов и посольств (дипломатиче­ские почести, привилегии и преимущества, учреждение дипломатических представительств в качестве постоянных органов государства за границей), консулов и консульств (превращение этого института их факультативного, действовавшего на добровольной основе, в официальный орган аккредитую­щего государства); все более четко регламентируется правовой режим ино­странцев, участников военных действий, мирного населения, раненых и больных, нейтральных государств; начинают формироваться отдельные ин­ституты морского права, включая принцип свободы открытого моря; посте­пенно складывается понятие субъекта международного права, каковой ста­тус распространяется уже не только на монархов и государства, но также и на церковные учреждения (Святой Престол, некоторые религиозные объе­динения — ордена) и вольные города; развивается и наполняется правовым содержанием понятие государственного суверенитета, объем которого приравнивается к суверенитету государей (монархов).



Весьма существенное развитие международное право претерпевает в тече­ние 3-го периода (1648 — 1917 гг.), начавшегося с заключения Вестфальского трактата, которым была подведена черта под кровопролитной и разорительной общеевропейской Три­дцатилетней войной. Фактически впервые в истории с участием всех госу­дарств региона, выступавших как равноправные партнеры, в официальном документе получили закрепление принципы политического равновесия, неза­висимости светской власти от церковного диктата, суверенного равенства государств; была сформулирована декларативная теория признания вновь воз­никающих государств, предусмотрено применение коллективных санкций против агрессора, зафиксировано прохождение границ между государствами Европы на момент заключения трактата (“ути поссидетис”). Сам факт созыва Вестфальского конгресса, можно сказать, инициировал последующую практику рассмотрения важнейших вопросов международных отношений на пред­ставительных форумах государств —конгрессах и конференциях.

Еше одной вехой в истории развития международного права стал Вен­ский конгресс 1814—1815 гг., оформивший результаты антинаполеоновского сотрудничества крупнейших держав Европы, причем его решениями были подтверждены сложившиеся к моменту окончания войны государственные границы, оказано содействие установлению статуса постоянного нейтралите­та отдельных государств (Швейцария), запрещена торговля неграми, поло­жено начало установлению юридического статуса международных рек, на которые распространено действие принципа свободы торгового судоходства (Рейн, Мозель, Шельда, Маас), дан импульс становлению права междуна­родных организаций (Рейнская комиссия, Священный союз), кодифициро­вана практика подразделения дипломатических представителей на классы, утверждено правило очередности подписания международных договоров (альтернат), подкреплявшее сложившийся принцип суверенного равенства государств.

Давая общую оценку ходу развития международного права в Новое вре­мя, следует учитывать также вклад, внесенный в этот процесс Парижским (1856 г.) и Берлинским (1878 г.) мирными конгрессами, а также Гаагскими конференциями мира (1899 г. и 1907 г.). В этой связи должны быть освеще­ны отмена каперства и утверждение призового права в морской войне, ней­трализация Черного моря и установление режима проливов Дарданеллы и Босфор, распространение принципа свободы торгового судоходства на реку Дунай, декларирование недопустимости дискриминации индивидов в отно­шении пользования гражданскими и политическими правами по признакам различия в религиозных верованиях (Сербия); особого освещения требует вклад в регулирование (ограничение) использования негуманных средств и способов ведения войны — запрет на применение вредоносных газов, разво­рачивающихся или сплющивающихся в человеческом теле пуль, взрывчатых веществ для бомбардировки с летательных аппаратов; важнейшее значение имело конвенционное закрепление (кодификация) правил мирного урегули­рования международных споров, ограничение применения силы при взыска­нии по договорным долговым обязательствам, регламентирование порядка открытия военных действий, других аспектов ведения сухопутной и морской войны и др.


6522962198435286.html
6523006307352155.html
    PR.RU™